Перемышльское благочиние

Hram PPB

6 июля в Перемышль в рамках ежегодного Крестного хода Калужской митрополии была привезена Калужская чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Несмотря на дождливую погоду, после Крестного хода по улицам Перемышля, икона Калужской Божией Матери была торжественно доставлена в храм Покрова.

Встреча иконы в нашем храме состоялась около 20.00.

7 июля После Божественной Литургии перед иконой был совершен молебен с акафистом.

Читать далее

В день праздника была совершена Божественная литургия. После  литургии была совершена Великая вечерня с чтением особых коленопреклоненных молитв.

День Святой Троицы празднуется на пятидесятый день после Пасхи, поэтому этот праздник еще называется Пятидесятницей. Читать далее

22 мая 2019 г., в день празднования перенесения мощей святителя Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Бар (1087),  храм Покрова торжественно отметил праздник. Этот день совпал с Преполовением Пятидесятницы.

Накануне, праздничное Всенощное бдение с литией совершил настоятель протоиерей Игорь Дадаев. Елеопомазание молящихся было совершено у местночтимого чудотворного образа святителя Николая.

После Божественной литургии по традиции храма была совершена праздничная поездка в часовню в честь Святителя Николая Чудотворца, которая расположена по трассе Перемышль-Хохловка — Козельск, где и отслужили молебен.

С Праздником, дорогие братья и сестры! Христос Воскресе!

Читать далее

Великая Пятница – самый скорбный день в году.

 

Днесь висит на древе, Иже на водах землю повесивый: венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь: в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки: заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама: гвоздьми пригвоздися Жених Церковный: копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе, покажи нам и славное Твое Воскресение. “Ныне висит на древе Тот, Кто повесил (утвердил) землю на водах; терновым венцом покрывается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую одевается Одевающий небо облаками; заушения (пощечины) принимает Освободивший (от греха) Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, покажи нам и всеславное Твое Воскресение”.

В Великую Пятницу воспоминаются Крестные страдания и смерть Господа Иисуса Христа.

 

Утреня Великой Пятницы служится в четверг вечером – читаются Двенадцать Евангелий, повествующих о страданиях Христовых.

 

Великая Пятница, когда умер на кресте Спаситель, – это тот день в году, когда не служится Божественная Литургия: она считается совершенной Христом на Кресте. Вместо Литургии совершаются Царские Часы – чтение в храме перед Крестом псалмов и Евангелия о страстях Господних.

 

Пятница – день крестной смерти Христа – постный в течение всего года, в саму же Великую Пятницу соблюдается строгий пост: по уставу в этот день вкушать пищу могут только больные и дети и только после захода солнца. Однако в связи с тем, что служба вечерни совершается днем в пятницу, во многих храмах дозволяется вкушать пищу после службы выноса Плащаницы.

 

Вынос Плащаницы в Великую Пятницу – иконы Христа, лежащего во гробе – совершается, как правило, днем. Примерно в два или три часа дня Плащаницу выносят из алтаря и устанавливают в центре храма – во «гробе» – возвышении, украшенном цветами.

 

«Перед нами гроб Господень. В этом гробе человеческой плотью предлежит нам многострадальный, истерзанный, измученный Сын Девы. Он умер; умер не только потому, что когда-то какие-то люди, исполненные злобы, Его погубили. Он умер из-за каждого из нас, ради каждого из нас. Скажете: как мы за это ответственны – мы же тогда не жили?! Да, не жили! А если бы теперь на нашей земле явился Господь – неужели кто-нибудь из нас может подумать, что он оказался бы лучше тех, которые тогда Его не узнали, Его не полюбили, Его отвергли.

 

Те люди, которые тогда это совершили, были действительно страшны, но нашей же посредственностью, нашим измельчанием. Они такие же, как мы; их жизнь слишком узкая для того, чтобы в нее вселился Бог; жизнь их слишком мала и ничтожна для того, чтобы та любовь, о которой говорит Господь, могла найти в ней простор и творческую силу. И эти люди, подобно нам, это сделали. “Подобно нам”, потому что сколько раз в течение нашей жизни мы поступаем как тот или другой из тех, которые участвовали в распятии Христа. Посмотрите на Пилата: он старался сохранить свое место, он старался не подпасть под осуждение своих начальников, старался не быть ненавидимым своими подчиненными, избежать мятежа. И хотя и признал, что Иисус ни в чем не повинен, а отдал Его на погибель» – проповедует митрополит Антоний Сурожский.

 

Песнопения Вечерни Великой Пятницы посвящены страданиям и смерти Христовым. После малого повечерия с чтением канона о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы – во время службы утрени Великой Субботы совершается Крестный ход с пением погребального «Святый Боже…»: Святая Плащаница обносится вокруг храма. По окончании чина погребения Плащаница полагается на середину храма для поклонения священнослужителей и богомольцев.

Великая Пятница. Предательство Иуды

Архиеп. Аверкий (Таушев): Евангелист Матфей рассказывает нам о дальнейшей участи Иуды предателя. “Видев Иуда, предавая Его, яко осудишь Его, раскаялся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем” – возможно, конечно, что Иуда не ожидал смертного приговора для Иисуса или вообще, ослепленный сребролюбием, не думал о последствиях, к которым приведет его предательство.

Когда же его Учитель был осужден, в нем, уже насытившемся обладанием сребрениками, вдруг проснулась совесть: пред ней предстал весь ужас его безумного поступка. Он раскаялся, но, к несчастью для него, это раскаяние было соединено в нем с отчаянием, а не с надеждой на всепрощающее милосердие Божие. Это раскаяние есть только невыносимое мучение совести, без всякой надежды на исправление, почему оно бесплодно, бесполезно, почему и довело Иуду до самоубийства. “Возвратил тридцать сребреников” – то, что еще недавно казалось для него таким заманчивым, теперь, когда совесть заговорила, показалось для него отвратительным. Таков и всякий грех вообще. Ему надо было бы не сребреники повергать перед первосвященниками, а самому повергнуться перед Господом Иисусом Христом, умоляя Его о прощении своего греха, и тогда он, конечно, был бы прощен.

Но он думает без помощи свыше, одними своими силами как-то поправить сделанное: возвращает сребреники, свидетельствуя при этом: “Согрешил, предав кровь неповинную”. Это свидетельство, по словам св. Златоуста, умножает вину и его и их, первосвященников: “Его – потому, что он не раскаялся, или раскаялся, но уже поздно, и сам произнес осуждение для себя, ибо сам исповедал, что предал Господа напрасно; их вину умножает потому, что они, тогда как могли раскаяться и переменить свои мысли, не раскаялись”. Бессердечно, холодно и насмешливо отнеслись они к Иуде: “Что нам до того? Смотри сам”. Это указывает на их крайнее нравственное огрубение. “И бросив сребреники в храме, он вышел: пошел и удавился”. Не взятые ими из его рук деньги он бросил в храме, думая, может быть, этим успокоить мучения совести, но напрасно: мучения эти довели его до такого отчаяния, что он пошел и повесился, после чего, вероятно, упал с той высоты, на которой висел, так как ап. Петр в кн. Деяний (1:18) свидетельствует, что “когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его”.

При всей своей развращенности, первосвященники признали все-таки невозможным употребить эти деньги в пользу храма – “вложить их в корвану”, то есть в сокровищницу церковную, так как это была “цена крови”. Впрочем, вероятно, они основывались на Втор. 23:18, и в этом случае обнаружилось их крайне злое чувство в отношении к Господу Иисусу Христу, как обнаружилось оно и в том, что они оценили предательство Его 30 сребрениками. Поразительно ярко характеризует фарисеев это стремление исполнить менее важный закон, нарушив более важный – не осуждать невинных. “Купила на них село скудельниче” – поле известного горшечника, ни на что негодное, так как там копалась глина и обжигались горшки, “в погребение странников” – иудеев и прозелитов, в огромном количестве собиравшихся в Иерусалиме на праздник Пасхи и другие большие праздники. Тогда сбылось сказанное Иеремиею пророком: и прияв тридесять сребреник, цену Цененного, его же оценили сыны Израилевы: “И дали за землю горшечника”. Ничего похожего на эти слова у пророка Иеремии мы не находим: единственное место в 32:7 говорит вообще о факте покупки поля. Возможно, что это вставка позднейшего переписчика.

Великая пятница. Путь на Голгофу

О крестном пути Господа повествуют все четыре Евангелиста. Первые два – св. Матфей и св. Марк – говорят о нем совершенно одинаково. “И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие. Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его”. Св. Иоанн говорит совсем коротко, ничего не упоминая о Симоне Киринейском. Подробнее всех говорит св. Лука. Как сообщает об этом св. Иоанн и как это вообще было принято с осужденными на смерть через распятие, Господь Сам нес Свой крест на место казни. Но Он был так истомлен и Гефсиманским внутренним борением, и без сна проведенной ночью, и страшными истязаниями, что оказался не в силах донести крест до места назначения. Не из сострадания, конечно, но из желания скорее дойти, чтобы завершить свое злое дело, враги Господа захватили по пути некоего Симона, переселенца из Киринеи, города в Ливии на северном берегу Африки к западу от Египта (где жило много евреев, издавна туда переселившихся), и заставили его понести крест Господа, когда он возвращался с поля в город. Св. Марк добавляет, что Симон был отцом Александра и Руфа, известных потом в первенствующей христианской церкви, о которых упоминает в посл. к Римл. 16:13 св. ап. Павел.

Св. Лука добавляет, что “шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем”. Не только враги, но и почитатели Господа, сострадавшие Ему, шли за Ним. Несмотря на обычай, согласно которому запрещалось преступнику, ведомому на казнь, выражать сочувствие, бывшие в этой толпе народа женщины громко, рыданиями изъявляли свое сострадание Господу. Выраженное ими сострадание было столь глубоко и искренно, что Господь счел нужным отозваться и обратился к ним с целою речью, надо полагать, в то время, когда произошла остановка в шествии при возложении креста Христова на Симона Киринеянина. “Дочери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших”… “Дочери Иерусалимские” – ласковое обращение, указывающее на благорасположение Господа к этим женщинам, выражавшим Ему такое трогательное сочувствие. Господь как бы забывает о предстоящих Ему страданиях, и духовный взор Его обращается к будущему избранного народа, к тому страшному наказанию, которое постигнет его за отвержение Мессии. “Плачьте о себе и о детях ваших” – в этих словах Господь предупреждает их о бедствиях, имеющих постигнуть их и детей их.

Тут Он как будто имеет в виду ту страшную клятву, которую так легкомысленно навлекли на себя иудеи, кричавшие: “Кровь Его на нас и на детях наших” (Матф. 27:25). “Се, дни грядут”… – приходят, приближаются дни страшных бедствий, когда высшее благословение чадородия превратится в проклятие, и будут считаться блаженными те, которые считались ранее находящимися под гневом Божьим, как неплодные, не рождающие. “Тогда начнут говорить горам: падите на нас!” – столь велики будут бедствия. Речь здесь идет, несомненно, о разрушении Иерусалима Титом в 70-м году по Р. Х.

Великая пятница. Распятие

Согласно повествованию всех четырех Евангелистов, Господа привели на место, называемое Голгофа, что значит “лобное место”, и там распяли Его в Великую Пятницу посреди двух разбойников, о которых св. Лука сообщает, что их тоже вели на смерть вместе с Ним. Голгофа, или “лобное место”, – это был небольшой холм, находившийся в то время вне городских стен Иерусалима к северо-западу. Неизвестно точно, почему этот холм носил такое название. Думают, что или потому, что он имел вид черепа, или потому, что на нем находилось много черепов казненных там людей. По древнему преданию, на этом же самом месте был погребен прародитель Адам.

Св. ап. Павел в послании к Евреям 13:11-12 указывает на особое значение того, что “Иисус пострадал вне врат”. Когда Иисуса привели на Голгофу, то давали Ему пить, по св. Марку 15:23, вино со смирною, а по святому Матфею 27:34, уксус, смешанный с желчью. Это – напиток, одуряющий и притупляющий чувство, который давали осужденным на казнь через распятие, чтобы несколько уменьшить мучительность страданий. Римляне называли его “усыпительным”. По свидетельству еврейских раввинов, это было вино, в которое подбавлялась смола, благодаря чему вино помрачало сознание осужденного и тем облегчало для него муки. Смирна – один из видов смолы, почему ее и указывает св. Марк. Приправа вина смолой давала крайне едкий и горький вкус, почему св. Матфей называет ее “желчью”, а вино, как очевидно уже скисшее, называет “уксусом”. “И, отведав, не хотел пить” – желая претерпеть всю чашу страданий до конца, в полном сознании, Господь не стал пить этого напитка.

“Был час третий, и распяли Его” – так говорит св. Марк о событиях Великой Пятницы (15:25). Это как будто противоречит свидетельству св. Иоанна о том, что еще в шестом часу Господь был на суде у Пилата (Иоан. 19:14). Но надо знать, что по примеру ночи, делившейся на четыре стражи, по три часа в каждой, и день делился на четыре части, называвшиеся по последнему часу каждой части: час третий, час шестой и час девятый. Если предположить, что окончательный приговор был произнесен Пилатом с лифостротона по истечении третьего часа по иудейскому счету, то есть по теперешнему времени – в 9 с небольшим часов утра, то св. Иоанн вполне мог сказать, что это был час шестой, ибо начиналась вторая четверть дня, состоявшая из 4-го, 5-го и 6-го часов, которая у евреев называлась по своему последнему часу шестым часом. С другой стороны, св. Марк мог сказать, что это был час третий, потому что шестой час, в смысле второй четверти дня, еще только начинался, а истек лишь третий час, в смысле первой четверти дня Великой Пятницы.

“И распяли Его” – кресты бывали различной формы, и распинали по-разному, иногда пригвождая ко кресту, лежащему на земле, после чего крест поднимали и водружали в земле вертикально; иногда же сперва водружали крест, а потом поднимали осужденного и пригвождали его. Иногда распинали вниз головой (так распят был, по собственному желанию, св. ап. Петр). Руки и ноги иногда пригвождались гвоздями, иногда только привязывались. Тело распятого беспомощно свешивалось в ужасных конвульсиях, все мускулы сводила мучительная судорога, язвы от гвоздей, под тяжестью тела, раздирались, казненного томила невыносимая жажда, вследствие жара от гвоздичных язв и потери крови.

Страдания распятого были столь велики и невероятно мучительны, а к тому же и длительны (иногда распятые висели на крестах, не умирая, по трое суток и даже более), что казнь применялась лишь к самым большим преступникам и считалась самой ужасной и позорной из всех видов казни. Дабы руки не разорвались преждевременно от ран, под ноги иногда прибивали подставку-перекладину, на которую распинаемый мог встать. На верхнем, оставшемся свободном конце креста, прибивалась поперечная дощечка с написанием вины распятого.

Среди неописуемых страданий Господь не оставался совершенно безмолвным: Он семь раз говорил с креста в Великую Пятницу. Первыми Его словами была молитва за распинателей, вторыми словами Своими Он удостоил благоразумного разбойника райского блаженства, третьими словами — поручил Свою Пречистую Матерь св. ап. Иоанну, четвертые слова Его – возглашение: “Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?”, пятое слово – “Жажду”, шестое – “совершилось”, седьмое – “Отче, в руки Твои предаю дух Мой”.

Первыми словами Господа в Великую Пятницу была молитва за распинателей, которую приводит св. Лука (23:34): “Отче! Прости им, ибо не ведают, что творят”. Никто из распинавших Христа не знал, что Он – Сын Божий. “Ибо, если бы познали, то не распяли бы Господа славы” (1 Кор. 2:8), говорит св. ап. Павел. Даже и иудеям св. ап. Павел говорил в своей второй проповеди при исцелении хромого: “Вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению” (Деян. 3:17). Римские воины, конечно, не знали, что они распинают Сына Божия; осудившие на смерть Господа иудеи до такой степени были ослеплены в своей злобе, что действительно не думали, что они распинают своего Мессию. Однако такое неведение не оправдывает их преступления, ибо они имели возможность и средства знать. Молитва Господа свидетельствует о величии Его духа и служит нам примером, чтобы и мы не мстили своим врагам, но молились за них Богу.

“Пилат же написал надпись”… Св. Иоанн свидетельствует о том, что по приказу Пилата написана была дощечка с указанием вины Господа, как это было обыкновенно принято (Иоан. 19:19-22). Желая еще раз уязвить членов синедриона, Пилат приказал написать: “Иисус Назарянин Царь Иудейский”. Так как члены синедриона обвиняли Господа в том, что Он присвоил Себе царское достоинство, то Пилат и приказал написать эту Его вину, в посрамление синедриону; царь иудейский распят по требованию представителей народа иудейского. Вопреки обычаю, надпись была сделана на трех языках: еврейском местном, национальном, греческом – тогда общераспространенном и римском – языке победителей. Цель этого была та, чтобы каждый мог прочесть эту надпись. Не думая о том, Пилат исполнил этим высшую промыслительную цель: в минуты самого крайнего Своего унижения Господь Иисус Христос на весь мир был объявлен Царем. Обвинители Господа восприняли это как злую насмешку и требовали, чтобы Пилат изменил надпись, но гордый римлянин резко отказал им в этом, дав почувствовать им свою власть.

“Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий”… Римский закон отдавал в собственность воинов, совершавших казнь, одежды распинаемых. Совершавших распятие, по свидетельству Филона, бывало четверо. Св. Иоанн, подробнее других рассказывающий о разделении одежды Господа, так и говорит, что верхнюю одежду воины разорвали на четыре части, “каждому воину по части”, а нижняя одежда – хитон – была не шитая, а тканная, или вязанная сверху, то есть начиная с отверстия для головы вниз. Если разорвать такой хитон, то части его не будут иметь никакой ценности. Поэтому о нем был брошен воинами жребий, для того, чтобы он достался одному в целом виде. По преданию, этот хитон был выткан Пречистою Матерью Божьею. Делая это, воины бессознательно, конечно, исполнили древнее пророчество о Мессии из Псалма 21:19, которое и приводит св. Иоанн, повествуя об этом: “Разделили ризы Мои между собою, и об одежде Моей бросали жребий”.

Далее первые три Евангелиста повествуют о насмешках и хулениях, которым подвергали Господа в Великую Пятницу как воины, так и проходящие враги Его из народа, а особенно, конечно, первосвященники с книжниками, старейшинами и фарисеями. Хуления эти имели одну общую основу в сопоставлении прошедшего с настоящим. Вспоминая все то, что в прошлом говорил Господь и делал, они указывали на теперешнюю Его беспомощность и насмешливо предлагали Ему совершить явное для всех и очевидное чудо – сойти с креста, обещая, лицемерно, конечно, в таком случае уверовать в Него. В этих хулениях, по словам св. Матфея, принимали участие и разбойники, распятые по правую и по левую сторону от Господа.

Покаяние благоразумного разбойника

(Луки 23:39-43)

Дополняя повествование первых двух Евангелистов о событиях Великой Пятницы, св. Лука передает о покаянии и обращении к Господу одного из двух разбойников. В то время как один из них, видимо, еще более озлобившись от мучений и ища предмет, на который можно было бы обратить свое озлобление, стал, по примеру врагов Господа, хулить Его, подражая им, другой разбойник, очевидно не в такой степени испорченный, сохранивший чувство религиозности, стал усовещивать своего товарища. “Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал”. Очевидно, он слышал плач и терзания иерусалимских женщин, сопровождающих Господа на Голгофу; произвела, быть может, на него впечатление надпись, сделанная на кресте Господа, задумался он над словами врагов Господа: “иных спасал”, но, может быть, важнейшей проповедью о Христе была для него молитва Христова о Его врагах-распинателях.

  • Читать далее
  • Накануне, праздничное Всенощное бдение возглавил настоятель храма протоиерей ИгорьДадаев. 

    После чтения Евангелия, был совершен Чин освящения ваий.

    В день праздника на Божественной Литургии многие прихожане причастились Святых Христовых Таин.

    Торжественный вход Иисуса Христа в Иерусалим был вступлением Его на путь крестных страданий. Об этом событии рассказывают все четыре евангелиста — Марк, Матфей, Лука и Иоанн. Христос въезжал в Иерусалим торжественно, подобно древним царям, но не как царь земной или победитель на войне, а как Царь Небесный, Победитель греха и смерти.

    Воспоминанию этого события и посвящен один из основных церковных праздников, который в Православной Церкви включен в число двунадесятых. Он празднуется в воскресенье, непосредственно предшествующее пасхальному и открывающее собой Страстную седмицу, то есть включается в разряд переходящих.

    Праздник Входа Господня в Иерусалим, Неделя Ваий или Цветоносное воскресение, на Руси издревле называется Вербным воскресением. Название происходит от того, что на этот праздник верующие приходят с ветками вербы, ивы и т.п., в ознаменование тех ветвей, которые резали иудеи, встречавшие Иисуса Христа в Иерусалиме.

    Читать далее

    16 декабря 2018 года, в Неделю 29-ю по Пятидесятнице, митрополит Калужский и Боровский Климент, глава Калужской митрополии совершил Божественную литургию в  Покровском храме с. Перемышль.

    Высокопреосвященнейшему архиерею сослужили: протоиерей Игорь Дадаев — настоятель Читать далее

    В праздник Казанской Божией Матери после Божественной Литургии состоялось первое собрание общины.

    На собрании выбрали старосту нашей общины — Николая Марухина. После чего выступили с докладом Наталья Николаевна Котуранова, к ней присоединился с интересной беседой Читать далее

    Наша группа в VK